]]>
 
]]>
]]>
Главная страница
]]>
]]>
Карта сайта
]]>
]]>
Контакты
]]>
]]>
Логин: Пароль:
]]>
]]>]]>
Главная страница Главная страница  \  Всё о свадьбе  \  Это интересно  \  Браки-разводы в давние годы
]]>]]>

Всё о свадьбе

Браки-разводы в давние годы

31 августа 2006 г.

Август-сентябрь - традиционная пора свадеб. В старину после апрельских венчаний на три месяца наступал «мёртвый сезон». В селах свадьбы в период полевых работ, как правило, вообще не играли.
Никаких загсов до революции, конечно, и в помине не было. Регистрация велась в метрических книгах храмов. На каждый год заводилась особая книга, в которой приходские священники заполняли три части: о родившихся, о бракосочетавшихся и об умерших. При учете браков фиксировались данные о женихе и невесте и их возраст. В отдельную графу записывали поручителей, посовременному - свидетелей.


Брачный возраст - от 10 до 79 лет

Относительно брачного возраста следует сказать особо. В XVIII веке официально допускались свадьбы между 13-летней и 15-летним. Причем в многодетных крестьянских семьях девочек порой выдавали замуж и раньше срока, чтобы сбыть с рук лишний голодный рот. Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву» приводит рассказ крестьянской девушки Анюты: «Меня было сватали в богатый дом за парня десятилетнего, но я не захотела. Что мне в таком ребенке: я его любить не буду. А как он придет в пору, то я состареюсь, и он будет таскаться с чужими». Даже в царских семьях браки бывали весьма ранними. Например, будущего Александра I в 15 лет женили на 14-летней баденской принцессе Луизе. Бабке, императрице Екатерине Великой, не терпелось устроить семейное счастье любимого внука и понянчить правнуков.
Юная пара всех восхищала. «Психея соединилась с Амуром», - умилялась Екатерина. Увы, спустя несколько лет Александр охладел к супруге, а детей у них не было.
Его брат, император Николай I, во всем боготворил закон и порядок. По высочайшему указу в 1830 г. брачный возраст повысили до 16 лет для девушек и 18-ти для мужчин. У Пушкина, впрочем, по этому поводу имелось «особое мнение»: «15-летняя девка и в нашем климате уже на выдании...».
Свадьбы между не только родными, но и крестными родственниками запрещались. Если парень брал замуж девушку, вместе с которой когда-то крестил чужого ребенка, то этот брак считался преступным кровосмешением. А власти, дознавшись, насильно разводили супругов, даже если те жили душа в душу и имели детей.
Зато вдовцы шли под венец беспрепятственно по второму и третьему разу. Симбирский полицмейстер Пифиев, например, женился трижды.
Дважды ходили под венец некоторые симбирские губернаторы. А старейшим симбирским женихомстал 21 января 1872 г. 79-летний коллежский асессор Андрей Яковлевич Шубин.
«Молодая» - солдатская вдова Настасья Федоровна Кустова - тоже была не девочка - 61 год. Оба шли под венец в Богоявленской церкви во второй раз. Но «узы Гименея» оказались недолгими. В апреле 1876 г.
Симбирская духовная консистория признала брак «незаконным и недействительным». Возможно, из-за возраста - ведь при венчании супругов благословляют на рождение детей.
Хотя никто и не ожидал от коллежского асессора таких подвигов - старики женились, чтобы вместе доживать свой век (наверное, для этого им пришлось хорошенько «умаслить» батюшку).
Брачные же дела самих священников в Симбирске середины XIX века были буквально поставлены на конвейер. При Спасском женском монастыре находилось училище приют для девочек-сирот духовного звания - своеобразная «фабрика невест». Как писал краевед Павел Мартынов, «...цель... состояла не только в том, чтобы воспитать, но также чтобы и пристроить сирот; обыкновенно выходящих из училища девиц старались выдавать замуж за лучших воспитанников семинарии, которым при выпуске давали приходы, а за невестами - небольшое приданое.
Таким образом, это заведение было рассадником жен для священнослужителей». Поскольку отпуска и каникулы на дому сироткам не полагались, многие из них попадали за монастырские стены маленькими девочками, а выходили - сразу под венец. Прочие симбиряне осуществляли выбор невест по собственному разумению. Симбирский литератор Николай Мандрыкин иронизировал по поводу сонного времяпровождения своих земляков: «...От нечего делать посещают театры, клубы, публичные сады, бульвары и даже церкви; я знавал некоторых, что от нечего делать читают. А есть даже и такие, что от нечего делать женятся».

Уж и рады на развод, а епископ не дает

Развестись в российской империи было делом почти невозможным. Необходимо было доказать либо неспособность одного из супругов иметь детей, либо (со свидетелями) его неверность. Современные формулировки типа «не сошлись характерами» в расчет не принимались.
Про Евгения, симбирского епископа в 1858-1874 гг., протоиерей Успенский вспоминал: «Бракоразводных дел терпеть не мог и, елико возможно, старался их... задерживать... Накопилось их по Симбирской епархии масса! Помню один случай из дворянского сословия: несколько лет наскучивши жить порознь в ожидании развода, одна чета явилась к преосвященному Евгению, прося их дело прекратить и благословить прежний их союз».

А вот другая история.

30-летняя Надежда Красовская ушла от мужа Василия, который ее обижал и бил, к его бра ту Владимиру. Ушлый карсунский дворянин накатал на жену жалобу, обвиняя ее в прелюбодеянии и кровосмешении (брат мужа считался родственником «во второй степени двухродного родства»). Муж подыскал и свидетелей «любовной связи». Надежда, отвергая факт измены, пыталась доказать, что ушла от мужа «вследствие возникших неприятностей и жестокого его характера». Но Симбирский окружной суд отказал ей в праве вызова свидетельниц-крестьянок «по несущественности показаний их». И хотя обвиняемые виновными себя не признали, суд в ноябре 1889 года приговорил каждого к четырем месяцам заключения в монастырях и церковному покаянию. А муж Василий, получив копию приговора, стал хлопотать о расторжении брака с женщиной, которой сломал судьбу - тот, на кого возлагалась вина за расторжение супружеских уз, лишался права на повторный брак.

Губернаторские браки

Если в дело вмешивался знатный соперник, то исход развода был ясен. Жена уходила к сановнику, а брошенному мужу оставалось лишь сетовать на судьбу. Такая участь постигла в молодости даже двух симбирских губернаторов: графа Владимира Орлова-Давыдова и его тезку Акинфова. У первого жену отбил родной дядя, генерал-фельдмаршал Барятинский, у второго - царский кузен, герцог Лейхтенбергский. К слову сказать, неудачи на семейном фронте не помешали Орлову-Давыдову и Акинфову стать неплохими губернаторами. Двое же симбирских губернаторов - Гевлич и барон Велио - занимали свой пост, будучи холостяками.
А что касается губернаторских жен, то в симбирской истории, пожалуй, нет равных Екатерине Александровне, урожденной Наумовой.
На рубеже XVIII-XIX веков ей довелось дважды побывать губернаторшей. Сначала Катенька вышла замуж за казанского губернатора Аплечеева. А после его смерти 22-летняя красавица с дочкой поселилась у родственников в селе Архангельское, где сразу стала душою общества. «В числе лиц, заинтересованных молодою вдовою, находился и симбирский губернатор князь Сергей Николаевич Хованский, вступивший с нею в брак в 1805 году», писал современник. Княгиня имела большое влияние на мужа. А потомство князей Хованских оставило яркий след в истории края. 

Источник: http://www.sm-k.narod.ru
Автор: Антон ШАБАЛКИН, архивист

]]>
Смотрите также
]]>

Полезная информация

Всё о свадьбе
Свадебные услуги
Свадебные новости
      2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005
      2016 2007 2006
      2014 2013 2009 2008 2007 2006 2005

Общайтесь!

Форум
Опросы

От посетителей

Свадебные истории
Свадебные фотоальбомы
Доска объявлений

Рубрикатор

Компании
Персоны
Темы

О проекте

О проекте
Новости проекта
Партнеры
Размещение рекламы
Контакты

Популярные темы форума

]]>
    NN.RU   Rambler's Top100      
]]>
Создание проекта © 2006–2013
Интернет-компания СофтАрт
О cайте | Карта сайта | Ссылки